Архив метки: год неизвестен

Бог покидает Антония

Когда ты слышишь внезапно, в полночь,
незримой процессии пенье, звуки
мерно позвякивающих цимбал,
не сетуй на кончившееся везенье,
на то, что прахом пошли все труды, все планы,
все упования. Не оплакивай их впустую,
но мужественно выговори «прощай»
твоей уходящей
Александрии.

Главное — не пытайся себя обмануть, не думай,
что это был морок, причуды слуха,
что тебе померещилось: не унижай себя.
Но твердо и мужественно — как пристало
тому, кому был дарован судьбой этот дивный
город, —
Александрия.
шагни к распахнутому окну
и вслушайся — пусть с затаенным страхом,
но без слёз, без внутреннего содроганья, —
вслушайся в твою последнюю радость: в пенье
странной незримой процессии, в звон цимбал
и простись с навсегда
от тебя уходящей
Александрией.

Перевод И. Бродского и Г. Шмакова из К. Кавафиса (1911)

Часы останови, забудь про телефон

Перевод стихотворения Одена «Stop all the clock, cut off the telephone…»

Часы останови, забудь про телефон
И бобику дай кость, чтобы не тявкал он.
Накрой чехлом рояль; под барабана дробь
И всхлипыванья пусть теперь выносят гроб.

Пускай аэроплан, свой объясняя вой,
Начертит в небесах «Он мёртв» над головой,
И лебедь в бабочку из крепа спрячет грусть,
Регулировщики — в перчатках чёрных пусть.

Он был мой Север, Юг, мой Запад, мой Восток,
Мой шестидневный труд, мой выходной восторг,
Слова и их мотив, местоимений сплав.
Любви, считал я, нет конца. Я был не прав.

Созвездья погаси и больше не смотри
Вверх. Упакуй луну и солнце разбери,
Слей в чашку океан, лес чисто подмети.
Отныне ничего в них больше не найти.

На случай

Статья в НГ Ex-Libris с неизвестным стихотворением «на случай» дня рождения Сумеркина впервые опубликованным в рецензируемой книге.

По осени одни ведут подсчет
цыплят.
Другие ищут гвоздь,
чтоб подсушить сырое.
Все прочие скулят
или грибы солят.
Откроешь календарь.
В нем – ноября второе.
Чем данное число пленяет
праздный зрак?
Не тем ли этот день
приятен человечку,
что он есть тайный знак,
что наш всеобщий враг
способен Хаос дать
внезапную осечку.
Второго ноября, воскликнув
«Voila»,
в наш злополучный мир
с пластинками под мышкой
явился Александр, озимые поля
напоминая нам небритостью
и стрижкой.
Из бездны хромосом
(к тому же – в стиле Рюс)
извлек наш Александр
два уха и два глаза,
способных отличить хорей
от ямба, плюс
Моцарта от Люлли, Обухову
от джаза.
Давно ль он начинал
с фокстрота на кости?
А нынче он как свой
в Париже или в Вене
И в силах что хотишь
легко произнести,
Как будто на родной,
на бусурманской фене.
Творец, его творя,
задумывал кота.
Отсюда – гардероб,
не выглядящий сложным,
избыток мягкости
и очертанья рта,
украшенного то улыбкой,
то пирожным.
Любезный Александр!
Александрийский стих
на многое горазд
по части словословья.
Но тезке своему он
радостей простых
стремится пожелать
и – главное – здоровья.К