Полезай-ка живо в ванну

— Полезай-ка живо в ванну.
— Что я в ванне делать стану?
— Объедаться пеной мыльной.
Съешь — и сразу станешь сильный.
— Не хочу я в ванну лезть.
Не хочу я пену есть,
несъедобна эта пена.
Стану сильным постепенно.
Пауль-Эрик Руммо
перевод И. Бродского

Отчего карандаши стали разными

Мой отец карандаши
подарил на праздник мне.
Все, конечно, хороши,
но различны по длине.

Жёлтым солнце часто очень
я рисую — жёлтый сточен.
Красный — тоже. Красным флаги
я рисую на бумаге.

Синим часто крашу воду,
чтобы плавать пароходу.
Я зелёный — чуть поболе:
им я крашу лес и поле.

Но коричневый длинней:
лишь для крыш хорош да пней.

Самый длинный — чёрный: им
я рисую ночь и дым.

Венда Сыелсепп
перевод И. Бродского

Человек с якорем

Буду плавать, когда вырасту, в морях,
вся одежда моя будет в якорях,
и на мостике я буду стоять,
на фуражке будет якорь сиять.

Солнце выглянет из тучки завитой
и решит, что этот якорь — золотой,
а луна, взойдя на тёмный небосклон,
будет думать, что серебряный он.

И всплывёт из глубины голубой
кит, посмотрит, покачает головой
и промолвит: «Вообще говоря,
я и сам не прочь носить якоря».

Шторм ужасный налетит, заревёт.
Я на мостик выйду в форме, и вот
шторм, увидев, как мой якорь блестит,
вмиг уляжется, почувствовав стыд.

И опять сияет солнце с высоты.
И опять спокойно море. И ты
сам поймёшь теперь, что носят не зря
на фуражках моряки якоря.

Оливия Саар
перевод И. Бродского

Волшебное стекло

Я по пыльной улице шёл
и стекло случайно красное нашёл,
поглядел сквозь него я, и вот
стали красными дома и панель,
красным стал автомобильный завод,
речка синяя и в речке форель,
и зелёный заалел виноград,
запылал каждый лист, каждый злак,
и пунцовым стал седой Арарат,
превратились облака в красный флаг,
стало солнышко как огненный шар,
пешеходы — языками огня,
и фонтан превратился в пожар,
стала красной даже тень от меня,
только я сохранял прежний цвет:
у других такого стёклышка нет!

Эдуард Авакян
перевод И. Бродского

Разговор о море

— Видел море, Аветик?
— Я читаю много книг.
— Не про книги разговор!
— Да, я видел много гор.
— Брось хитрить!
— Я не хитрю.
— Я про море говорю!
В нём воды…
— Как в нашей ванне?
— Что ты! Больше, чем в Севане!
В нём акулы и киты.
— Значит, море видел ты?
— Да. И шторм я видел — сила!
— Ну! И где же это было?
В Чёрном, Белом иль Каспийском?
— Что пристал ты с этим списком?!
— Есть ведь разные моря.
— Откровенно говоря,
море видел я в кино.
— Как же выглядит оно?
— Сверху — волны, снизу — дно.

Микаэль Арутюнян
перевод И. Бродского

Легенда

Вначале жил Человек.
Он жил на земле один-оденёшенек. Вокруг были одни камни.
Стало ему однажды очень-очень скучно.
Взял тогда Человек камень и нарисовал на нём Птицу.
Бросил он тот камень в небо; думал, что упадёт. А камень замахал нарисованными крыльями и полетел.
Взял тогда Человек другой камень, нарисовал на нём Рыбу и бросил в море; думал, что потонет. А камень зашевелил нарисованным хвостом и поплыл.
Тогда Человек набрал много-много других камней и принялся рисовать. Нарисовал Медведя, Джейрана, Лисицу, Зайца и отнёс их в лес. Камни покрылись шерстью, у них выросли лапы и когти и всё остальное, и они побежали кто куда.
И сегодня есть люди, которые рисуют на камне.
Одни рисуют на камне Дома.
Другие рисуют на камне Цветы.
А третьи даже рисуют на камне Людей.
Все камни рано или поздно оживают.

Зорайр Холопян
перевод И. Бродского